Стефанович перед смертью раскрыл тайну Пугачевой и Ротару

Скончавшийся после тяжелой болезни в возрасте 76 лет знаменитый кинорежиссер и писатель Александр Стефанович, бывший муж Аллы Пугачевой, прожил потрясающую жизнь, наполненную невероятными путешествиями и приключениями, встречами с российскими и мировыми знаменитостями, романами с самыми умопомрачительными красавицами и многим таким, что другим и не снилось.

Материалы не попавшие на сайт мы выкладываем в нашей Viber-группе и Telegram-канале. Обязательно проверь!

  • После фильма «Вид на жительство» я стал выбирать тему для следующей картины, – рассказывал «Экспресс газете» Стефанович. – В тот момент все были потрясены романом Булгакова «Мастер и Маргарита». И я пришел к Елене Сергеевне Булгаковой попросить разрешение на экранизацию. Елена Сергеевна дала мне оригинал романа, перепечатанный ею на машинке. Увы, снимать «Мастера и Маргариту» нам не разрешили. «Дьяволиаду» и «Роковые яйца» тоже.

Главный редактор «Мосфильма» прочитал наши заявки и написал на них: «Гениально! Не пройдет». Но эти неснятые фильмы подарили мне дружбу с Еленой Сергеевной – легендарной Маргаритой. По ее просьбе я организовал ей поездку в Ленинград на просмотр в БДТ последнего спектакля «Идиот» с участием Смоктуновского.

На следующий день Елена Сергеевна должна была вернуться в Москву, но, гуляя по городу, случайно упала и сломала себе руку. Поэтому вместо двух дней она провела в Ленинграде десять. Я чувствовал себя виноватым и не отходил от нее ни на шаг. Все эти десять дней она рассказывала мне о своих отношениях с Булгаковым, о том, как создавался роман «Мастер и Маргарита», кто был прообразом его героев. Более того, она собственноручно написала мне маршрут полета Маргариты над Москвой. А на подаренной книге сделала такую надпись: «Милый Саша, я уверена, что Вы сделаете вашу жизнь очень значительной».

Она могла написать про будущий фильм, а написала про жизнь.

На «Мосфильме» я работал в объединении комедийных и музыкальных фильмов. Там я снял одним из первых отечественных киномюзиклов «Дорогой мальчик». Музыку к нему писал Давид Тухманов. А стихи – Леонид Дербенев. В то время он тесно сотрудничал с Аллой Пугачевой. И ему пришла в голову идея познакомить с ней молодого кинорежиссера.

Я влюбился в Аллу, и вскоре мы стали мужем и женой. Будучи человеком амбициозным, я решил, что моя жена должна стать первой певицей страны. И придумал пять принципов, которые должны были этому способствовать: театрализация каждой песни, исповедальная форма песен («Все, о чем я пою, случилось со мной лично»), образ одинокой женщины, исполнение песен только на русском языке и правильно рассчитанный «Пугачевский бунт». Результат всем известен.

Очевидно, я был первым в России имиджмейкером, хотя даже не знал о существовании такой профессии. Однажды мы с Аллой приехали в Ялту, и нас пригласили отправиться в круиз на большом теплоходе. В ожидании отплытия Алла позвонила Соне Ротару. Соня предложила нам поехать в один ресторан в горах и обещала прилететь туда с каких-то съемок на вертолете.

Увы, вертолет не нашел подходящей площадки для посадки, и Соня, помахав нам сверху рукой, улетела восвояси. Чтобы как-то скоротать время, мы с Аллой решили прогуляться и долго ходили по окрестному лесу. Когда потом на теплоходе узнали, где мы были, у всех волосы встали дыбом. Оказалось, что около этого ресторана орудовал маньяк, который убивал и грабил уединявшиеся в лесу пары. И мы лишь чудом не стали его жертвами.

Под Пугачеву был придуман музыкальный фильм «Рецитал», но к тому времени мы развелись, и в результате вместо «Рецитала» я снял фильм «Душа» с участием Сони Ротару и группы «Машина времени». Съемки этого фильма проходили очень весело, чему в немалой степени способствовал меценат Алимжан Тохтахунов, более известный как Алик Тайванчик. Он постоянно сопровождал нашу съемочную группу и устраивал для нас роскошные банкеты.

Однажды мы сидели в гостинице «Южная» на балконе моего «люкса» и вдруг увидели, что к «Южной» подъезжают черные «воронки», и из них выскакивают милиционеры с автоматами. «Саша, это за мной», – тихо сказал мне Алик. Оказалось, что он объявлен во всесоюзный розыск. Кажется, его преследовали за карточную игру. Честно говоря, его дела нас мало интересовали. Но мы все не слишком симпатизировали органам. И с готовностью взялись спасти Алика от ареста. Мы спрятали его в номере, где жил наш оператор с женой, и не позволили милиционерам туда войти. Были во время съемок и драматические моменты. Однажды, приехав в Ялту, мы застали Соню Ротару крайне взволнованной. Выяснилось, что у нее вымогают огромную сумму денег, угрожая похитить ее сына Руслана. Соня была вынуждена прятать его в цэковской больнице. Слава Богу, вымогателя – приезжего из Армении – вскоре поймали, и все закончилось благополучно.

Фильм «Душа» имел оглушительный успех и собрал около 57 миллионов зрителей. После этого я снял еще один музыкальный фильм «Начни сначала». На главную роль пробовались Александр Розенбаум и Борис Гребенщиков, а утвержден был Андрей Макаревич. В то время мы с Андреем дружили. И у нас было одно любимое развлечение: мы приглашали каких-нибудь иностранцев в квартиру Андрея на Ленинском проспекте, где была огромная кухня, и просили их приготовить свои национальные блюда. К примеру, вьетнамский летчик делал нам ляму на рисовой бумаге, английский корреспондент – суп из бычьих хвостов, а посол Венесуэлы – рыбу с курицей в томатной пасте. Мы ели эти экзотические блюда, закрывали глаза и переносились в разные страны, в которые нас тогда не выпускали. Именно эти наши посиделки на кухне впоследствии подсказали Андрею идею его телепрограммы «Смак».

Поскольку у меня две сестры жили за границей: одна – в Швеции, другая – во Франции, я вплоть до самой перестройки был невыездным. Лишь в 1987 году мне дали разрешение на поездку к сестре в Стокгольм. Я отправился туда на своих стареньких «Жигулях». Причем, подогнал эту поездку под вручение Нобелевской премии моему давнему знакомому по Ленинграду поэту Иосифу Бродскому. Узнав об этом, его друг Евгений Рейн попросил меня передать ему галстук Бориса Пастернака как некую эстафету от одного нобелевского лауреата другому, а также выполнить еще одно деликатное поручение. Дело в том, что у Бродского когда-то была жена, которая родила ему сына, а потом ушла от него к другому поэту. Они много лет не разговаривали. А в тот момент Бродский прощал всех, кто его обидел или обманул. По просьбе Рейна я заехал в Ленинград, в какой-то жуткой трущобе разыскал эту женщину и предложил ей что-нибудь передать Иосифу. Она даже не пустила меня в квартиру и через дверь сказала, что подумает. Прошло 15 минут. Из-за двери никто не отзывался. «Понимаете, мне нужно ехать, – стал объяснять я. – Иначе я опоздаю на паром и не попаду на церемонию. Может быть, вы все-таки что-нибудь скажете?» «Нет, – последовал ответ. – Мне нечего ему сказать». Приехав в Стокгольм, я собрал шведскую съемочную группу и отснял уникальный киноматериал о Бродском, который нелегально привез в Советский Союз и потом положил в основу большого фильма о поэте. Кроме того, во время этой поездки я успел заключить два контракта – на фильм «Сокровища русской церкви» для шведского телевидения и на серию рекламных фильмов о нефтяных компаниях Скандинавии. С тех пор я стал работать на Западе и, заработав какое-то количество денег, осуществил нашу с Соловьевым давнюю мечту – поселился во Франции, в курортном городке Вильфранш на Лазурном берегу, где живут Тина Тернер, Джек Николсон, Шон Коннери и другие звезды.

У меня есть два хобби – помогать юным красавицам найти себя и путешествовать по миру на автомобиле. Однажды в Москве я познакомился на улице с очаровательной девушкой. Мы стали с ней друзьями. И она попросила меня помочь ей стать моделью. Я устроил ее в школу моделей, а заодно в школу верховой езды. Как-то ее тренер по конному спорту сказал мне: «Вы знаете, эта девочка – просто чудо. Обычно люди боятся лошадей. Но, когда она входит в конюшню, все лошади смотрят в ее сторону и хотят ей подчиняться. Я ничего подобного в жизни не видел». Впоследствии выяснилось, что эта девочка – наследница древнего французского рода. В силу обстоятельств ее семья после революции осела в России. Она была красива ослепительной южно-европейской красотой. Я стал помогать ей, и вскоре она стала Мисс Москва и Мисс Советский Союз. Потом я устроил ее в крупное модельное агентство в Лондоне. И уже там она получила титул Вице-мисс Вселенная. Во время нашей последней встречи в Париже она подарила мне открытку с надписью: «Прошло несколько лет, и это своеобразное признание в любви к тебе, Сашечка, который в свое время покорил мое сердце, а в дальнейшем воспитал меня, научил всему, изменил мою судьбу. И что бы ни случилось с тобой завтра, ты всегда в моем сердце. Люблю, как прежде. Маркиза Де Ла Турнер».