Принцесса Диана за 2 года до гибели сказала, что хотела бы стать королевой, но не Британии, а «сердец людей» – ей это удалось

За два года до гибели в автокатастрофе Диана, принцесса Уэльская, сказала в одном интервью, что хотела бы стать королевой. Но она имела в виду не британскую корону: она мечтала стать королевой человеческих сердец. Сегодня исполняется 23 года со дня той трагедии и, оглядываясь назад, можно понять, насколько Диана исполнила эту мечту.

Материалы не попавшие на сайт мы выкладываем в нашей Viber-группе и Telegram-канале. Обязательно проверь!

Каждый год 31 августа в Великобританию съезжаются люди, чтобы вспомнить жизнь и наследие женщины, которая ценила искренность выше протокола, а человечность выше престижа. Она использовала свою известность для повышения осведомленности общественности по целому ряду вопросов, от проказы до насилия в семье и психического здоровья.

Ее имя в 1987 году попало в заголовки газет, когда она пожала руку человеку, больному СПИДом, стремясь развеять миф о том, что ВИЧ распространяется через прикосновение. За несколько месяцев до своей гибели Диана обратила внимание общественности на опасность наземных мин в Анголе. Тони Блэр, экс премьер-министр Великобритании называл ее «народной принцессой».

Невосполнимая потеря

Развод с принцем Чарльзом состоялся в 1996 году, но внимание журналистов к жизни Дианы не ослабевал, когда она следующим летом отправилась на отдых со своим бойфрендом Доди аль-Файедом. 31 августа сразу после полуночи «Мерседес», в котором находились Диана и аль-Файед, недалеко от Эйфелевой башни в Париже врезался в туннель. В результате аварии погибли Диана, аль-Файед и водитель Анри Поль.

Реакция королевской семьи

Об этой новости королевская семья узнала, когда находилась в замке Балморал в Шотландии. Принц Чарльз спустя несколько часов вылетел в Париж, для того чтобы забрать тело Дианы, а затем вернулся в замок, где его ждали сыновья, принц Уильям и принц Гарри.

Джонатан Димблби в оригинальной серии CNN о королевской семье «Виндзоры» сказал, что реакция королевской семьи состояла в том, чтобы сказать: «Мы должны защитить детей. Все формальности будут соблюдены». Чарльз очень беспокоился о мальчиках, утверждает биограф Пенни Джунор. На тот момент Уильяму было 15 лет, а Гарри – 12. Это очень сложный возраст. Гибель мамы потрясла и шокировала их. Это было самое ужасное, что могло случиться в их жизни.

Когда журналисты начали передавать первые сообщения о смертельном происшествии, королевская семья опубликовала короткое заявление о том, что они «глубоко потрясены и огорчены» этим известием.

Реакция британцев

Историк Кейт Уильямс вспоминает, что на столь сухое заявление королевской семьи скорбящее население страны практически не обратило внимание. Шло время, а известные своей сдержанностью британцы были в трауре, все взоры были устремлены на Букингемский дворец в ожидании какого-то более широкого и человечного жеста или заявления, которое могло бы установить связь с народом. Это всегда блестяще удавалось Диане.

Бывший советник Блэр, Анжи Хантер, говорил, что люди испытывали настоящее горе, будто умерла их мать, сестра, любимая подруга, поскольку у Дианы была удивительная связь со всеми. С точки зрения населения Британии королевская семья вела себя слишком сдержанно. Все ждали, что королева проведет утреннюю церемонию, но этого не случилось.

Блэр смог объединить скорбящих граждан

В это растущее недовольство населения вмешался премьер-министр Блэр, который на тот момент всего четыре месяца проработал на этом посту. В своей автобиографии он писал, что прекрасно понимал горе и гнев британцев. Его роль заключалась в том, чтобы защитить монархию, направить в правильное русло гнев, до того как он перерастет в ярость. Это было необходимо для того, чтобы страна продолжала жить нормальной жизнью, чтобы эта трагедия не стала источником напряженности и разделения общества.

«Люди чувствовали родство с ней»

Эту фразу произнес Блэр на траурной церемонии. Он тщательно подбирал слова, чтобы помочь нации пережить эту внезапную и шокирующую утрату. Как только премьер-министр подошел к микрофону, он сказал слова, которых от него ждали люди: «Я чувствую себя таким же опустошенным, как и каждый британец в самом удаленном уголке страны». Он назвал принцессу Диану замечательным, добрым и теплым человеком.

Хотя ее жизнь была непростой, принцесса думала о других людях в Британии и во всем мире и помогала им. Блэр добавил, что она была и навсегда останется «народной принцессой». Журналист Ричард Кей оценил эту фразу премьер-министра. Он считает, что эти слова многих задели за живое. Казалось, что они суммировали чувства британцев, застывших в параличе от горя и потрясения.

Ответ королевы

Накануне похорон принцессы Дианы королева Елизавета II ответила на требование общественности, желавшей знать, что королевской семье не безразлична эта трагедия. Она обратилась к нации в прямом эфире, назвав Диану исключительным и одаренным человеком.

На похоронах королева сделала еще один шаг, чтобы отдать дань уважения Диане, за что британцы благодарны ей. Историк Джейн Ридли сказал, что королева никогда и никому не кланяется, но когда похоронная процессия проезжала мимо Букингемского дворца, королева, стоя у входа, поклонилась своей невестке, прекрасной Диане.

Источник

Только что написал(а)
смотреть
пишет
Обсудить
Поделиться
author
пишет сообщение