Почему Михалкова исключили из режиссёров после награды Навальному


Журналист Михаил Шахназаров — о том, почему разгорелся скандал в сообществе кинокритиков, а также кто и зачем решил исключить Никиту Михалкова из списка режиссёров.

Материалы не попавшие на сайт мы выкладываем в нашей Viber-группе и Telegram-канале. Обязательно проверь!

Представьте себе следующую ситуацию. Идёт церемония награждения лучших российских литераторов премией “Чёрная моська”. Вскрывается очередной конверт, и ведущий провозглашает: “В номинации “Событие года” первую премию получает “Сборник анекдотов, частушек и инструкций по пользованию бытовой техникой”.

Часть учредителей премии хлопает в ладоши, часть демонстративно покидает зал. Примерно то же самое произошло с кинопремией “Белый слон” от Гильдии киноведов и кинокритиков России. Событием года был признан фильм Алексея Навального “Дворец Путина”. То есть люди, считающие себя уважаемыми экспертами в киномире, открыто признают тот факт, что кинематографа у нас нет, а премия — не более чем фантик, позволяющий дёшево спекульнуть подделкой. Потому как фильм о дворце в Геленджике ни к произведениям киноискусства, ни к инфобомбам отнести никак нельзя.

И если члены жюри не знают, как “снимает” кино Алексей Навальный, то я с удовольствием поясню. Техническое задание выглядит примерно так: “Лёша, мы тебе перегнали видеоматериалы по дворцу и сценарий твоих реплик. Одна просьба: будь в кадре поубедительнее. Почаще делай глаза как у испуганного суриката, жестикулируй, как пастор евангелистских церквей или Тони Роббинс. Деньги мы тоже перегнали. Россия будет свободной!”

Вот за такое вот кино Навальному и отгрузили белого, как горячка, слона. Тут же последовала реакция главы Союза кинематографистов России Никиты Михалкова, который заявил следующее: “Ки-но-кри-тик должен оценивать кино. Мне как-то неловко считать себя режиссёром, если режиссёр Навальный. Он к кино не имеет отношения. Если вы даёте приз за политику, ну, дорогие мои, вы так и говорите. А когда вы хотите дать программе Навального приз как кинематографическому произведению, то вы ни хрена не кинокритики, вот и всё”. Дали именно за политику. А вернее — за околополитические коммерческие игрища Навального и компании, направленные на разрушение нашей государственности. Но самое интересное, что ни авторы фильма, ни глава ФБК Иван Жданов о выдвижении не знали. Они бы не отказались, да и премию “Песня года” приняли бы с радостью, но сам факт…

Естественно, в гильдии произошёл раскол, а группа обиженных товарищей принялась за своё любимое занятие — составление коллективных писем гнева и негодования. Сдаётся мне, что многие из подписантов ещё в Союзе этим не брезговали. Прозвучала и реакция на реплику от Никиты Сергеевича Михалкова. Например, кинокритик Юрий Богомолов заявил: “Что можно сказать о человеке, который уже не режиссёр? Он будет всех называть не кинокритиками, конечно, не художниками, не операторами и так далее. У него настолько искажённое представление о реальности, что он не может уже достаточно адекватно оценить ситуацию какую бы то ни было: моральную, политическую, социальную”.

О том, что у Юрия Богомолова исключительно правильное и нисколько не искажённое представление о реальности, говорит вот эта его фраза: “Прекрасная идея. Это в стиле режиссёрского дарования моего сына. Я ни о чём не знал. Я вижу это впервые, но я оценил”. Думаете, это об очередном спектакле? Не угадали. Это Юрий Богомолов о решении своего сына Константина подкатить к загсу на катафалке во время бракосочетания с Ксенией Собчак. Комментарии, как говорится, излишни.

Поддержал Богомолова и Виктор Матизен, председатель экспертного совета кинопремии “Белый слон”. Виктор с первой скорости переключился сразу на шестую и улетел в своих фантазиях настолько далеко, что невольно задаёшься вопросом: а он правда кинокритик? Вот как восхищается Матизен: “Фильмы Навального совершенно новаторские, ничего подобного ни в нашей документалистике, ни в зарубежной не было. “Разговор с убийцей” — короткий фильм, в котором Навальный разговаривает со своим отравителем Кудрявцевым. Это просто шедевр, абсолютный шедевр документалистики. Вот так вот поймать ситуацию, запечатлеть на плёнку, так провести разговор, как его провёл Навальный, — это высший класс документального кино”. Далее в духе Богомолова. Михалков не режиссёр, а вот мы — асы киноведения. Думаете, от сердца? Отнюдь.

12 лет назад господина Матизена исключили из Союза кинематографистов, и он банально мстит. А вообще, Виктор Эдуардович — человек активный и неравнодушный не только по отношению к России, но и к соседям. В 2014 году, сразу после присоединения Крыма, он написал письмо “Мы с вами” в поддержку Украины. У меня к таким людям вопросов быть не может. Впрочем…

А не хотите ли вы провести эксперимент, господин Богомолов, восхищающийся свадебными катафалками, и господин Матизен, радеющий за Украину и свободную Россию будущего? Вы ведь не считаете Михалкова режиссёром? Так это можно легко проверить. Когда падут стены коронавирусных преград, вы можете съездить на один из крупных международных кинофестивалей и, показывая в камеру фотографии Михалкова, спросить у режиссёров и кинозвёзд, кто на фото. И вам с улыбкой ответят. Правда, ответ вам не понравится.

А вот вас, господа Богомолов и Матизен, они не узнают, даже если вы назовёте свои фамилии. Потому как далеки вы от кино безмерно. И в прямом, и в переносном смысле. И ваша деятельность, которая должна быть направлена на рост кинематографического искусства, на самом деле направлена на насаждение дурновкусия и “втемяшивание” в головы молодёжи идей глобализма и повальной толерантности. И один совет. А вы отправьте фильмы Навального на соискание одной из престижных премий в области кинодокументалистики. И не забудьте опубликовать ответ на заявку. Он должен быть воистину шедевральным. Как и киношки Алексея.