Обошлось без оскорблений: Макрон и Эрдоган обсудили разногласия

Материалы не попавшие на сайт мы выкладываем в нашей Viber-группе и Telegram-канале. Обязательно проверь!

Турция и Франция пытаются урегулировать свой двусторонний конфликт, который последние месяцы усугублялся не только из-за столкновения интересов двух стран, но также из-за личного конфликта двух президентов — Эммануэля Макрона и Реджепа Тайипа Эрдогана. Их последние за последние несколько месяцев переговоры, вероятно, прошли в корректной атмосфере, однако, согласно экспертной оценке, полностью преодолеть сложившийся кризис Парижу и Анкаре при нынешнем лидерстве не удастся.

Разговор двух лидеров прошел в онлайн-формате. Тем не менее, даже такие переговоры стали первым случаем прямого диалога президентов Турции и Франции за последние полгода. На протяжении этого периода отношения Макрона и Эрдогана были достаточно напряжены — политики неоднократно обменивались достаточно нелицеприятными высказываниями. Турецкий лидер, к примеру, советовал своему французскому коллеге проверить голову, когда Макрон заявил о «смерти мозга НАТО». Но за последние шесть месяцев отношения достигли уровня откровенной враждебности.

Причиной нового витка конфликта послужили заявления президента Франции о стремлении к «просвещенному исламу». Борьбу с радикальным исламизмом Макрон начал после нападения выходца из Пакистана на людей около редакции сатирического журнала Charlie Hebdo, публиковавшего карикатуры на пророка Мухаммеда. Через несколько недель после речи президента, в которой он призывал начать борьбу с исламским радикализмом, был убит школьный учитель, который на уроках по свободе слова показал ученикам карикатуры на пророка Мухаммеда. Заявления французского лидера о неприемлемости радикального исламизма участились. На них достаточно критично реагировал президент Турции.

«Что можно сказать о главе государства, который так обращается с миллионами членов из разных религиозных групп. Прежде всего пройди проверку психики», — заявлял Эрдоган 24 октября в своем телеобращении.

«Тип, который сейчас руководит Францией, встает и ложится спать с мыслями об Эрдогане. Пусть лучше на себя посмотрит. Ему действительно надо провериться», — сказал президент Турции 25 октября, выступая в городе Малатья.

«Враги ислама и тюркского мира сгинут в болоте ненависти, которое называют «свободой». Все это говорит, что Европа возвращается в период варварства. Франция и Европа не заслуживают Макрона и подобных ему недальновидных, полных ненависти и грязи политиканов», — заявил Эрдоган 28 октября, выступая в парламенте.

Поводы для разногласий между лидерами, впрочем, не ограничиваются идеологическим противостоянием.

Макрон неоднократно высказывал раздражение действиями Турции в Средиземноморском регионе. Дело в том, что Анкара вмешалась во внутриливийский конфликт, оказав поддержку Правительству национального согласия (ПНС) Ливии. Частью соглашения, заключенного между сторонами, стал меморандум о взаимопонимании по морским зонам. Подписавшие документ стороны де-факто отказывались признавать право Греции на шельф в районе между островами Родос и Крит. Параллельно с этим Анкара начала бурение на шельфе у берегов Кипра, а также разведку шельфа в греческих территориальных водах.

Ситуация быстро обострилась, когда Афины привели свои вооруженные силы в боевую готовность. В августе Париж направил истребители Rafale и фрегат Lafayette в регион. Франция обещала максимально усилить свое присутствие в Средиземноморье, чтобы «защитить Грецию от агрессивных действий Турции».

Макрон же призывал «наказать» Турцию за нарушение суверенитета Греции и Кипра в Средиземноморье.

«В этой части Средиземноморья, которая жизненно важна для двух стран, вопросы энергетики и безопасности имеют важное значение. Речь идет о борьбе за власть, в частности Турции и России, которые все больше и больше заявляют о себе и перед лицом которых ЕС все еще делает слишком мало. В отношении тех, кто к этому причастен, должны вводиться санкции», — заявил французский лидер.

Вскоре обострился конфликт в Нагорном Карабахе, который также стал поводом для критики Макрона. Французский лидер заявил, что у Парижа есть убедительные доказательства того, что в боевых действиях на стороне Азербайджана участвуют сирийские боевики из Турции. Анкара снова не осталась в долгу.

«Франция лишилась всякого доверия в качестве посредника по Нагорному Карабаху. Франция с Макроном переживает очень опасный период. Я хочу, чтобы она избавилась от бремени Макрона как можно скорее», — сказал Эрдоган журналистам.

В декабре, однако, динамика отношений между лидерами изменилась.

Когда Эммануэль Макрон заразился коронавирусом, президент Турции направил ему письмо, в котором обратился к французскому лидеру «Уважаемый Эммануэль».

«Я хотел бы еще раз обсудить с Вами нашу общую борьбу против эпидемии COVID-19, наши двусторонние отношения и отношения между Турцией и ЕС, а также региональные вопросы, как только Вы почувствуете себя лучше», — приводит Politico содержание письма.

Как сообщили позже турецкие СМИ, президент Франции ответил на письмо Эрдогана и сообщил, что хотел бы провести переговоры.

Директор Центра изучения новой Турции Юрий Мавашев отмечает, что желание сторон вывести отношения из кризиса, в котором они оказались — вполне понятно.

«Похоже, что есть осознание того, что обмен взаимными колкостями привел отношения стран к тупику. Из него надо как-то выйти. Но это еще не означает, что они к чему-то придут. Речь пока идет исключительно о восстановления диалога. Восстановление нужно явно обоим. Турция уже вышла на новый уровень в регионе Большого Ближнего Востока. Она не спрашивает у Франции разрешение, что и как им делать», — отмечает эксперт.

Политические амбиции Эрдогана явно затрагивают интересы Франции.

Париж всегда рассматривал как сферу влияния свои бывшие колонии в Северной Африке (Тунис, Марокко, Алжир), Африке к югу от Сахары (Мавритания, Сенегал, Буркина-Фасо, Мали, Нигер, Чад) и на Ближнем Востоке (Ливан, Сирия). Анкара, в свою очередь, уже давно последовательно проводит политику расширения своего влияния в этих регионах — экономического и дипломатического.

«Особенно Париж волнует север Африки (он же Магриб) — это зона их традиционных интересов и влияния. А так французский бизнес как был интегрирован в турецкую экономику, так и остается, это миллиарды инвестиций и многие совместные предприятия, компании со смешанным капиталом», — отмечает Юрий Мавашев.

Для Макрона же по-прежнему остается важным поддержание своего имиджа как одного из главных игроков на мировой арене. Для этого он пытается играть первую роль во многих конфликтах и те, что касаются Греции и Кипра — не исключение.

Как отмечает в разговоре с «Газетой.Ru» научный сотрудник Отдела европейских политических исследований ИМЭМО РАН Павел Тимофеев, в намерениях французского лидера особое место играет предвыборный фактор. Президентские выборы во Франции пройдут в следующем году и Макрон планирует выдвигать свою кандидатуру на второй срок.

«Макрону в условиях сложного экономического положения, вызванного пандемией, конечно, не помешают любые внешнеполитические успехи, которые он мог бы предъявить.

Такими успехами могло бы стать урегулирование одной или нескольких конфликтных ситуаций в Средиземноморье, такими успехами могли бы стать переговоры относительно того же статуса ислама для мусульман в Европе, поскольку во Франции Макрон активно продвигает реформы, связанные с фиксацией места ислама в системе светских ценностей республики», — отмечает эксперт.

С подачи президента во Франции был разработан и принят в Национальном собрании законопроект о борьбе с исламским экстремизмом и сепаратизмом. Часть мер затронет различные религиозные структуры. Все общины должны подписать письменное обязательство отстаивать «республиканские ценности» — либеральные и просветительские — для получения государственных субсидий. Также религиозные организации обязаны декларировать все пожертвования от иностранных спонсоров на сумму более €10 тыс.

Законопроект во французском обществе был воспринят неоднозначно, некоторые считают его дискриминационным.

Как отмечает Павел Тимофеев, если президенту удастся заручиться поддержкой одного из главных лидеров мусульманского мира, то это также обеспечит ему успех.

Удалось ли президенту Франции приблизиться к реализации своих целей остается загадкой — Париж пока никак не прокомментировал состоявшиеся переговоры.

Зато оценку состоявшемуся диалогу дал Эрдоган. По его словам, они с Макроном «провели очень хороший разговор», «обсудили двусторонние отношения и региональные и международные проблемы».

«Как два сильных союзника по НАТО мы можем внести значительный вклад в мир и стабильность на широком географическом пространстве — от Европы до Кавказа, Ближнего Востока и Африки», — сказал Эрдоган.

Также со стороны президента Турции прозвучал намек на содействие Макрону в его борьбе с терроризмом — по его словам Анкара и Париж должны вместе принимать меры для борьбы с террористическими организациями, которые угрожают населению обеих стран.

«Мы надеемся, что Турция и Франция смогут действовать солидарно по всем этим вопросам», — сказал он.

Кроме того, Эрдоган после разговора с Макроном напомнил, что в этом году стороны отметят столетнюю годовщину подписания Анкарского договора, по итогам которого был положен конец последней французско-турецкой войне. Это соглашение, по оценке турецкого президента, по прежнему лежит в основе отношений Анкары и Парижа, и у сторон все еще есть «серьезный потенциал сотрудничества».

Впрочем, по мнению Юрия Мавашева, полностью восстановить отношения между Эрдоганом и Макроном все же не удастся — слишком громко политики обменивались оскорблениями, идеологические противоречия слишком глубоки, а сфера пересечения интересов расширилась до чрезмерно больших размером.

«До прежнего уровня — это уже вряд ли. В большой политике не прощают таких вещей, но на них закрывают временно глаза, когда ситуация заходит слишком далеко и опасно для всех», — считает эксперт.

Источник