О чем солгал сериал «Чернобыль»

Сериал «Чернобыль» состоял всего их пяти эпизодов, но моментально стал хитом. Посвящённая случившейся в апреле 1986 года катастрофе на Чернобыльской АЭС история покорила публику по обе стороны океана, но кое-что зрители раскритиковали. Что не так с сериалом «Чернобыль»?

Материалы не попавшие на сайт мы выложили в нашем Telegram-канале. Перейди и подпишись!

В одном из первых эпизодов сериала, где показано начало аварии жена одного из пожарных находясь у себя в квартире падает.

Москаленко Алексей Тимофеевич – на момент аварии был старшим инспектором охраны припятского горотдела внутренних дел:

“Посмотрел я эти три серии и это самое схожее с тем что было на самом деле из всех художественных фильмов, которые я смотрел. Но есть, естественно, и много недостатков. Например, первые кадры, когда раздался взрыв и Люду Игнатенко пошатнуло в квартире. На самом деле, кто тогда спал, тот даже не проснулся. Толчков, как во время землетрясения не было так что это ложь!”.

Директор ЧАЭС Виктор Брюханов показан, как человек, который старался скрыть от правительства страны реальную картину происходящего, а глаза всем и, в первую очередь, Михаилу Горбачеву раскрыл доктор наук Валерий Легасов.

Василий Кучеренко – начальник горотдела внутренних дел в городе Припять:

“В фильме показывают как действует Брюханов, это неправда, не было такого. Мы приехали, зашли в корпус и буквально через некоторое время приехал он, и позвал к себе в кабинет, и начал говорить с нами о том что происходит. Буквально после пяти минут разговора, залетает в кабинет дозиметрист, в респираторе, с прибором в руках ДП5-А, надо сказать – допотопный прибор. И говорит, чтобы все срочно шли в укрытие. Мы спустились под атомную станцию, и в это время как раз приехал прокурор. Мы понимаем что нужно доложить начальнику. Я звоню главе областного управления и сообщаю, что произошла очень серьезная авария – разрушен блок. Но мне не поверили сразу – это происходило около трех часов ночи. Меня попросили передать трубку прокурору, который подтвердил мои слова. После этого генерал дал приказ действовать по обстановке и мы оцепили город”.

В эпизоде, где показано, как пожарные тушат четвертый энергоблок в какой-то момент одни люди начинают падать, теряя сознание, а у других приступ рвоты.

Петр Хмель – пожарный-ликвидатор, начальник первого караула ВПЧ-2 по охране ЧАЭС:

“Мы поднялись на крышу машинного зала возле третьего энергоблока. Если бы не сбили огонь изначально, то пламя бы перекинулось на него. Тушим в общем пожар, и тут выходит на связь Правик (пожарный приступивший к тушению пожара одним из первых, в результате он получил очень высокую дозу облучения и умер 11 мая того же года в возрасте 23 лет. – “Вести”), начальник караула, и говорит “Петя, береги людей!”. Тушим, продолжаем выполнять задачу, и тут ко мне подходит мужчина и спрашивает хочу ли я пить, я естественно говорю что хочу, и он дает мне таблетку. Я не знаю кто это был до сих пор! Ну горло драло страшно, скорее всего это был йод. И тут мне передают по рации что одному пожарному плохо, тошнота, рвота. Я связался с нашим штабом, объяснил ситуацию, а параллельно с эти мне передают что уже второй теряет сознание. Конечно никто не проводил для нас занятий по поводу радиоактивности, поэтому мы думали, что просто тушим пожар. В результате мы там были с самого начала и до шести утра и нас никто не менял. А когда поменяли то сказали, что уже пожар ликвидирован”.

В фильме показано, как ликвидаторам просто штабелями выдают водку.

Василий Кучеренко: “Все это мура! Такого чтобы ставили ящики и говорили пейте, такого не было. Пили вино, а не водку”.

Петр Хмель: “Нам привезли, не вино, не водку, а кисляк – домашнее кислое молоко. Это помогает при отравлении организма. Но мы толком не могли и его пить – ты его туда, а оно обратно”.

Источник: lenta.ru

Только что написал(а)
смотреть
пишет
Обсудить
Поделиться
author
пишет сообщение