Китай или Россия: Анкару призвали сделать сложный выбор

Материалы не попавшие на сайт мы выкладываем в нашей Viber-группе и Telegram-канале. Обязательно проверь!

В Турции закончился период тесного сотрудничества с Россией и выросла необходимость альянса с Западом. К такому выводу пришел политолог Эрдар Салам, передает Cumhuriyet.

Он также отметил, что результат сотрудничества с любой из этих стран будет менее выгодным, чем альянс с Западом.

Салам подчеркнул, что в текущей геополитической ситуации Турция как никогда нуждается в поддержке западной стороны, а особенно США. Он добавил, что у Турции есть «важные козыри» для развития отношения с США и Европой.

Так Салам объяснил мягкую реакцию лидера страны Реджепа Тайипа Эрдогана на признание американским президентом Джо Байденом геноцида армян в Османской империи.

Президент США Джо Байден официально признал геноцид армян в начале XX века в Османской империи. Об этом говорится в заявлении американского лидера, размещенном на сайте Белого дома.

Рамблер

Глава Белого дома также напомнил, что «начиная с 24 апреля 1915 года, когда османские власти арестовали представителей армянской интеллигенции и лидеров общин в Константинополе», «в рамках кампании по истреблению» были «депортированы, убиты или отправлены на смерть» 1,5 млн армян.

По его словам, армяне, которые в итоге были вынуждены бежать в США, внесли весомый вклад в развитие этой страны.

Известно, что предыдущий президент США Дональд Трамп отказывался признать геноцид армян, так как опасался ухудшения отношений с Турцией.

24 апреля в Армении ежегодно отмечают День памяти жертв геноцида армян.

12 декабря 2019 года Сенат Конгресса США принял резолюцию о необходимости официально признавать и помнить геноцид армян.

Ранее факт геноцида армянского народа в Османской империи признали 23 государства. Турция традиционно отвергает соответствующие обвинения.

Президент США Джо Байден объявил, что официально признает геноцид армян в Османской империи в 1915 году. На это сразу ответил представитель турецкой стороны.

По словам главы мид Турции Мевлюта Чавушоглу, Анкара не признает заявление Байдена, так как слова не способны переписать историю, передает ТАСС.

В Турции захотели приостановить действие турецко-американского соглашения о сотрудничестве в сфере обороны и экономики. Такое решение может быть принято в ответ на заявление президента США Джо Байдена, признавшего массовую гибель армян в Османской империи в начале XX века геноцидом. Об этом со ссылкой на источник сообщает агентство Bloomberg.

По имеющимся данным, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган готовится собрать заседание кабинета министров и озвучить ответные меры в отношении США, среди которых якобы будет заморозка двустороннего соглашения об обороне и экономическом сотрудничестве. Оно в свое время позволило стране сотрудничать с США в конфликтах в Сирии и Ираке.

Данный пакт является одним из ключевых элементов оборонного сотрудничества государств. Он обеспечивает Турции и США взаимопомощь в области безопасности: возможность обмениваться разведданными, проводить совместные учения и предоставлять доступ американским военным к турецким авиабазам. Кроме того, по соглашению США оказывают финансовую и экономическую помощь Турции, а также поддерживают развитие и модернизацию ее военной промышленности.

Россия и Турция могут пойти на сближение в двусторонних отношениях на фоне заявления президента США Джо Байдена, признавшего геноцид армян в Османской империи в начале XX века. С таким прогнозом выступил в беседе с ТАСС председатель турецкой партии «Родина» Догу Перинчек.

По мнению Перинчека, подобные высказывания американского лидера неприкрыто демонстрируют намерение свергнуть администрацию действующего президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. В дальнейшем, как отмечает политик, Байден может принять аналогичные меры в отношении Москвы и Пекина.

Россия со временем способна убедить Турцию в правильности своей позиции по крымскому вопросу, однако донести то же самое до Украины вряд ли возможно, заявил журналистам в пятницу пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

Рамблер

При этом Песков отметил, что отношения, которые Турция выстраивает с соседними странами, относятся к сфере суверенного права государства.

Песков отрицательно ответил на вопрос, произошло ли в последние недели какие-либо "похолодание" в отношениях России с Турцией, отметив, наоборот, что отношения двух стран развиваются.

10 апреля Эрдоган заявил, что на переговорах с украинским коллегой в Стамбуле он подтвердил решение Анкары не признавать "аннексию Крыма".

Турция разыгрывает наряду с российской и китайскую карту в торге с Западом, заявляя, что имеет альтернативный вариант действий в виде дрейфа в сторону евразийского блока во главе с Москвой и Пекином. Однако пока нет серьезных оснований говорить о смещении оси в турецкой внешней политике. Более реально констатировать то, что Турция и Китай ищут удобную модель для сотрудничества не только на евразийском пространстве, что возможно лишь при наличии прочных межгосударственных связей.

Министр иностранных дел, член Госсовета КНР Ван И совершил официальный визит в Турцию, где провел переговоры со своим турецким коллегой Мевлютом Чавушоглу и был принят президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом. Стороны подробно обсудили двухсторонние отношения, а также представляющие взаимный интерес международные и региональные вопросы.

В этом нет ничего необычного. Китайско-турецкие отношения сейчас на подъеме. Две страны связывает ряд соглашений, направленных на интенсификацию связей в сфере экономики и торговли, совместную реализацию инфраструктурных проектов в третьих странах, участие Турции в проекте нового Шелкового пути, который призван активизировать отношения не только между Анкарой и Пекином, но и республиками Закавказья и Средней Азии, растут объемы торговли. Так что есть о чем вести разговор, тем более что Турция, оказавшаяся по разным причинам в сложном экономическом положении, заинтересована в прямых инвестициях китайских компаний, притягательными отраслями для которых являются технологии, энергетика и туризм. По оценке западных экспертов, «денежные потоки из Китая, второго по величине партнера Турции по импорту после России, стали критически важными для Эрдогана и укрепили власть президента в критические моменты». Но существуют определенные нюансы.

Дело в том, что Ван И посетил Турцию в формате большого недельного турне по странам Ближнего Востока: Иран, Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Оман. Такие «пакетные визиты» входят в моду у китайской дипломатии. В конце августа 2020 года министр совершил свою первую с начала пандемии зарубежную поездку по пяти европейским странам, включающим Италию, Нидерланды, Норвегию, Францию и Германию. В начале января нынешнего года состоялось его турне по ряду стран Африки. И вот теперь Ближний Восток, где Пекин демонстрирует свое искусство заниматься многосторонней дипломатией, в частности, проводить многосторонние переговоров, которые, как полагают в Китае, «создают возможности для коллективного управления взаимозависимостью», а не сводить все к вопросам двухсторонней внешней политики и торговли. Не случайно Китай выдвинул большую инициативу по Ближнему Востоку.

Пекин предложил несколько принципов урегулирования: не смотреть на Ближний Восток слепо с точки зрения геополитической конкуренции, поддерживать страны в поиске путей независимого развития, подходить к урегулированию с позиций справедливости и беспристрастности, обеспечить нераспространение ядерного оружия, подталкивать страны к равноправному диалогу и учету мнений друг друга, а также к улучшению взаимоотношений, ускорить сотрудничество в целях развития. По большому счету, это первая серьезная заявка Пекина на политическое и геополитическое доминирование в регионе, под чем имеется серьезное экономическое обоснование. Почти 60% объема торговли Китая приходится на страны Аравийского полуострова — Катар, Королевство Саудовская Аравия, Бахрейн, ОАЭ, Оман и другие. Значительное расширение долгосрочных и взаимовыгодных связей, укрепление своего авторитета и влияния в этом регионе являются одними из основных задач современной внешней политики Пекина.

В свою очередь, это выводит экспертов по поиск ответов на вопрос, какую роль Китай в этой новой стратегии отводит Турции и как та вписывается в концепцию китайской внешней политики. Тем более что до недавнего времени Пекин не вмешивался в вооруженные противостояния в этом регионе, не навязывал никому своих идеологических или политических догматов. Но сейчас в новой ближневосточной стратегии Китая в качестве реального стратегического его партнера стал выступать Иран, с которым в ходе визита Ван И в Тегеран было подписано историческое 25-летнее соглашение о сотрудничестве. Это потенциально затрагивает Анкару, вовлеченную в геополитический проект «Один пояс, один путь». Ведь Турция для Китая интересна не только как транзитное государство, она занимает важное место в евразийской архитектуре.

Географическое расположение на стыке Европы и Азии с выходом к четырем морям объективно выдвигает Анкару на роль ключевого звена для Пекина. Тем более что Турция вступила на путь оппортунистической политики в отношении своих западных партнеров и пытается выстроить независимую внешнюю политику, что находит поддержку в Пекине. Анкара, как пишет стамбульское издание Radikal, получает «возможность разыгрывать наряду с российской и китайскую карту в торге с Западом, это заявка на то, что она имеет альтернативный вариант действий в виде дрейфа в сторону евразийского блока во главе с Россией и Китаем». Иными словами, Турция, «обижаясь» на Запад, отдаляется от него, ищет новые пространства для маневра и новые стратегические позиции, хотя нет пока серьезных оснований говорить о смещении оси турецкой внешней политики.

Более реально констатировать то, что Турция и Китай ищут удобную модель для сотрудничества не только на евразийском пространстве, что возможно лишь при наличии прочных межгосударственных связей. Именно в таком контексте воспринимается нынешний визит в Анкару министра Ван И. До полной стыковки инициатив в формате взаимодействия по конкретным проектам еще не близко.

Источник

Только что написал(а)
смотреть