Экс-заключенный рассказал о «жесточайших» условиях в колонии Навального

Материалы не попавшие на сайт мы выкладываем в нашей Viber-группе и Telegram-канале. Обязательно проверь!

Исправительная колония во владимирском Покрове, куда мог попасть Алексей Навальный, известна жесткими условиями содержания заключенных, их могут помещать в сектор, где можно только стоять или сидеть со сложенными за спиной руками и запрещено говорить с другими осужденными, рассказал РИА Новости один из организаторов Русских маршей, националист Дмитрий Демушкин, отбывавший наказание в этой колонии.

В воскресенье ответственный секретарь ОНК Москвы Алексей Мельников заявил, что Навального доставили в исправительную колонию во Владимирской области, он пройдёт карантин и будет распределён в отряд. По приговору суда Навальный попадет в колонию общего режима, их в регионе две: №2 в городе Покров и №5 — во Владимире. В колониях РИА Новости заявили, что пока у них нет сведений о доставке Навального.

“Жесточайшие (условия в колонии в Покрове — ред.). Я сидел тоже в спецблоке, как (будет — ред.) Алексей Навальный… Это считается самая жесткая колония в России, об этом знают почти все осужденные. Есть несколько мест, куда нельзя попадать в России. Помимо Карелии, Красноярска и Омска … есть только одна колония — это владимирская… Там очень сложные условия содержания”, — заявил Демушкин, который был осужден на 2,5 года и находился в колонии за экстремизм. В феврале 2019 года Петушинский суд Владимирской области досрочно освободил его в связи с частичной декриминализацией статьи УК РФ об экстремизме.

Он уверен, что сотрудники ФСИН не будут применять насилие в отношении Навального, если он там окажется, но поместят в сектор усиленного контроля А — там, где осужденному придется находиться в стационарном положении — руки всегда за спиной, голова опущена вниз, можно только сидеть или стоять, разговаривать с другими осужденными запрещено. “Там не камеры, там бараки от 60 до 100 человек. Восемь часов стоишь, восемь часов сидишь, семь с половиной часов спишь, быстро ходишь три раза в столовую. Отбой в десять (вечера — ред.), подъем в половине шестого (утра — ред.), в шесть уже должна быть заправлена кровать, ты уже должен быть одет, стоять по стойке смирно и ждать сирены на подъем”, — заявил он.

Питание в колонии, как утверждает Демушкин, относительно других неплохое, кормят сечкой, ячкой, иногда гречневой кашей, а суп — из остатков недоеденной с утра каши. “Люди говорят, что у них там (в колонии — ред.) есть спортивная площадка, есть храм… Но ничего из этого Навальному не будет доступно. Ни в какие храмы он ходить не будет, никакие спортивные площадки и библиотеки он посещать не будет, там все запрещено… Только в режимном отряде, если его туда переведут, ему будут открываться возможности что-либо делать — написать письмо или почитать”, — предположил он.

Что касается трудоустройства, то, как уточнил Демушкин, это возможно только в секторе умеренного контроля, при этом в колонии, по его заявлению, всего 100 рабочих мест на 700-800 осужденных.

“Если ему разрешат на втором годе в храм сходить один раз в неделю или в две на 15 минут — это будет его единственным поощрением”, — сказал он.

Демушкин пояснил, что у Навального может появиться возможность встречаться с адвокатом или с родственниками. “Навального никто не будет принуждать и заставлять, у него будут формально требовать соблюдать все прописанные правила… Навальный — человек, к которому приковано много внимания. И он, сам того не желая, многим людям очень сильно поможет, потому что внимание сейчас будет приковано к высоким заборам ФСИН. Эта зона будет известной. Они тоже это понимают и будут действовать максимально в рамках правового поля”, — уверен он.

Источник