Чем придётся пожертвовать Батьке при интеграции с Москвой

Почему после западных санкций у главы Белоруссии остаётся всё меньше пространства для манёвра, а также какие секторы экономики интегрируются в российскую, а какие возьмёт на поруки Китай, специально для Лайфа разбирал политолог Дмитрий Родионов.

Материалы не попавшие на сайт мы выкладываем в нашей Viber-группе и Telegram-канале. Обязательно проверь!

Введение Западом санкций против Белоруссии говорит о его бессилии, считает глава республики Александр Лукашенко. “Мы этим мерзавцам по ту сторону границы должны показать, что их санкции — это их бессилие. И мы это сделаем”, — подчеркнул белорусский лидер. Лукашенко и ранее использовал красочные эпитеты в отношении ограничений, вводимых Западом. В январе этого года, к примеру, он назвал “бандитскими” санкции из третьего пакета, в которые Брюссель внёс ряд организаций и физических лиц, якобы причастных к фальсификациям на президентских выборах прошлым летом. Напомню, первый пакет санкций против Минска был принят 1 октября и в него вошло более 40 чиновников, второй был введён спустя месяц уже против самого президента, его сына Виктора и ещё 13 человек.

Далее пошли фактически секторальные санкции. В списке организаций, попавших под действие третьего санкционного пакета, вошли ЗАО “Белтехэкспорт”, девелоперская компания Dana Holdings, Главное хозяйственное управление Управления делами президента, ИТ-компания Synesis, ОАО “Электромеханический завод АГАТ”, АО “140-й ремонтный завод” и Минский завод колёсных тягачей (МЗКТ).

На днях Совет ЕС принял четвёртый пакет санкций. Всего в списке 78 человек (среди которых сын Лукашенко Дмитрий и российский бизнесмен Михаил Гуцериев, которого обвиняют в поддержке режима) и восемь организаций, среди которых автопроизводители МАЗ и БелАЗ, Новая нефтяная компания (единственная частная структура, обладающая правом на экспорт нефтепродуктов из Белоруссии, а также на поставки нефти в страну), “Белаэронавигация”.

Готовится пятый пакет, который затронет важнейшие отрасли народного хозяйства, прежде всего экспорт нефти и калия, который является главным источником поступления валюты в бюджет, а также сталелитейную и деревообрабатывающую промышленность. Кроме того, ожидается запрет на выдачу кредитов, торговлю ценными бумагами, на инвестиционные услуги. Также предусматривается вариант отключения республики от международной платёжной системы SWIFT.

Что ж, всё это действительно весьма неприятно и даже болезненно. Что касается запрета на кредитование и торговлю ценными бумагами, действительно, Минск постоянно испытывает нужду в долгосрочных кредитах и привык решать проблему за счёт размещения облигаций с хорошей, по европейским меркам, ставкой. Последний выпуск облигаций на сумму 1,25 млрд долларов США состоялся прошлым летом. Среди них облигации Беларусь-2026 на $500 млн и облигации Беларусь-2031 на $750 млн.

Минск также накануне выборов разместил в России облигации на сумму 10 млрд российских рублей сроком на пять лет. Надо понимать, что это не единственное, что получила Белоруссия от России. Уже после выборов, когда стал ясен масштаб кризиса в отношениях с Западом, Россия выделила Белоруссии кредит в $1 млрд.

На этом фоне помощь от Всемирного банка и ЕБРР выглядит скромнее. Всего в 2010 году сумма привлечения по линии МБРР составила $67,1 млн, а от ЕБРР и СИБ (Северный инвестиционный банк) — в совокупности $11 млн, что сильно меньше показателей 2019 года (94,2 млн и 30,6 млн соответственно).

Таким образом, Россия была и остаётся главным кредитором Белоруссии. И если надо, кредитование увеличит. Москва будет оказывать поддержку Минску “до самых критических обстоятельств”, заявил посол России в республике Евгений Лукьянов.

Ещё одним кредитором Белоруссии, не связанным с Западом, является Китай, который, к примеру, в конце 2019 года выделил Минску $500 млн. Иными словами, прекращение кредитования со стороны Запада болезненно, но не критично. Другой вопрос, что оно ещё больше обрезает Минску возможности “многовекторности” и разложения, что называется, яиц по разным корзинам. Но, когда стоит вопрос выживания экономики, это становится вопросом второго плана.

Что касается калия. Этот рынок, надо отметить, достаточно узкий. Примерно две трети белорусского калия идёт в Китай и Индию, лишь треть — в Европу. Опять же — болезненно, но не смертельно. Можно переориентировать на азиатские, африканские и даже южноамериканские рынки. К примеру, в доле калийного импорта Бразилии Белоруссия занимает третье место (за январь — апрель этого года туда отправили продукции на 152,9 млн долларов, в том числе на 53,2 млн в апреле). Характерно, что первое место у России, так что кооперация с Москвой, продажа через российских трейдеров может помочь увеличить белорусскую долю.

Наконец, можно попытаться договориться с Европой, демпингуя. Ведь белорусский калий — это 21% мирового потребления, и санкции против Минска для Европы — это выстрел в ногу, сделанный под сильнейшим давлением. Уверен, что европейцы будут сами искать пути сохранения торговых связей с Минском в обход санкций.

Что касается нефтепродуктов, то весь их экспорт шёл в Европу (ну, ещё на Украину). Потеря этого рынка будет тоже болезненной, но болезненными будут и потери Европы — Прибалтика уже испытала на себе переориентацию Минска на российские порты. Но и тут вопрос решается с помощью российских трейдеров.

Конечно, это ещё больше увеличит зависимость Минска от Москвы, скорее всего, придётся поделиться определёнными активами, в том числе “Беларуськалием”, из-за которого в 2013-м случился скандал между нашими странами. Очевидно, что Батька не горит желанием окончательно сделать “хендехох” перед Россией и будет “царапаться” до последнего. Вот только расстояние до этого “последнего” всё меньше и меньше.

Другой вопрос, что Россия не торопит время и не давит на союзника, который обещал пустить самолёты в Крым, но так и не пустил, обещал активизировать переговоры по интеграции, но так этого и не сделал. Сложно сказать, насколько эффективна столь “всепрощательная” тактика, однако факт, что пространство для манёвра у Лукашенко сузилось до предельно малого в истории размера.

Можно, конечно, попросить у Китая, но известно, что Китай ничего не даёт просто так. Его не интересует политика, но за долги он может забрать всё подчистую. Так что остаётся надежда на интеграцию. Это взаимная выгода, плюсы от которой на фоне увеличивающегося давления как на Минск, так и на Москву в дальнейшем будут проявляться всё яснее. Возможно, это уникальный исторический шанс. Не было бы счастья, да несчастье помогло…